Сайт родителей детей с СДВГ (Синдромом дефицита внимания и гиперактивности)
 
Солнышко

Солнышко, зат.. замолчи, а?

Кто-то умный сказал: до 7 лет мы учим детей ходить и говорить, а с 7 лет – сидеть и молчать.

Но наши и тут впереди планеты всей.

Говорить мой сдвгшный сынок начал, как и его старший брат, после 2-х лет, и сразу фразами. К 4 годам рот не закрывался вообще. Дремать, как Арине Родионовне, под жужжание своего веретена не удавалось. Во-первых, потому, что мое веретено жужжало почему-то в 2-3 местах одновременно. Во-вторых, оно требовало непрерывного участия в виде кратких ответов. Длинные просто не дослушивались. Молчание не допускалось. Солнышко, зат…замолчи, а?

Нет, я все понимаю. Лобные доли, дирижеры всех отделов мозга и контролеры речи, дозревают у таких детей позже обычного. Поэтому четырехлетка с богатейшим словарным запасом, с любимой книжкой « 12 подвигов Геракла» и привычками акына (что вижу, о том и пою) замолкал только когда засыпал. Моя голова начинала гудеть уже к полудню. Солнышко, зат.. замолчи, а?

К счастью, он любил слушать, когда ему читают. При этом не сидел, тихо сложив ручки на коленочках и приоткрыв от напряженного внимания рот, как его мама в детстве. Он тут же начинал строить что-то из Лего или играть. Жужжали самолеты, сигналили машинки, сшибались в яростной схватке Биониклы. Я что, читаю сама себе? Солнышко, зат… замолчи, а?

Долгое время я была уверена, что он мало что слышит и запоминает. Пока однажды, оставленный ненадолго с бабушкой (ибо какая бабушка, даже святая, выдержит ЭТО долго), он устроился порисовать на полу кормой к телевизору. Изможденная бабушка упала в кресло, начинался любимый сериал. На рисунке гремел бой, наши шли в атаку с криком банзай, свистели мечи, стонал сокрушаемый враг. Однако паузы были, и расслышать что-то по ТВ было можно. « Оооо, Карлос!» – простонал телевизор. Ну, понятно, – заявили с пола, не оборачиваясь, – сейчас целоваться начнут. Потом она беременная упадет с лестницы и потеряет ребенка. Вот всегда так!» Солнышко, …замолчи, а?

Зато какие сказки он начал рассказывать по вечерам лет с 6! В них были сразу все герои и сюжеты мировой литературы, кино и мультиков. Полет фантазии не знал границ. Я наконец-то засыпала под жужжание, и просыпалась под него же в 12 ночи. Сол..ныш..ко…

Во втором классе, решив стать известным писателем и зарабатывать на жизнь сочинительством, он начал писать приключенческую повесть « В. и все-все». По аналогии с «Вини-Пухом», что ли? Через неделю трудов получилось полтора предложения. Ответ на вопрос: « А что тут написано?» занял полтора часа. И то только потому, что пришлось прервать: «Солнышко…».

Спас меня психоневролог. Выслушав красочное эмоциональное повествование ребенка о динозаврах в ответ на просьбу рассказать о школе, он посоветовал записывать детские монологи на диктофон. А потом редактировать их и набирать на компьютере. В расчете на будущие гонорары, понятно. Передо мной засияли алмазные горы и слава матери писателя-вундеркинда. Больше я не слышала ни одной сказки.

Когда сейчас я пытаюсь вклиниться между компьютером, ТВ и тяжелым роком, чтобы сказать ребенку что-то очень для меня важное и нужное, он честно слушает 10 секунд и говорит: « Ма, …» Ну, дальше понятно.

Автор:  Фиалка (модератор форумов «Наши невнимательные гиперактивные дети!» и форума Импульса)




»
S
I
D
E
B
A
R
«
Globe-b
Copyright 2010 - 2016 "Импульс"

© 2010 Khruleva Elena/ Eyo