Сайт родителей детей с СДВГ (Синдромом дефицита внимания и гиперактивности)
 
Безмятежная улыбка.

Мой девятилетний сын нравится посторонним людям, незнакомым детям и чужим собакам. С продавцами он безупречно вежлив, в общественном транспорте уступает место вне зависимости от возраста и пола, беспрекословно возится в песочнице с каким-нибудь карапузом, стоит тому посмотреть с немой просьбой. Окрестные собаки любят просто так, за то, что он есть.

И, конечно, все улыбаются мне: продавцы «ах, какой воспитанный», бабушки в троллейбусе «ах, какой галантный», мамы малышей «ах, какой заботливый». И я безмятежно улыбаюсь в ответ: «Да, он такой».

Остальная часть человечества, мало –мальски нам знакомая, делится на два лагеря: одни убеждены, что за моим сыном великое будущее, вторые – что его надо каждый день пороть, никогда не выпускать на люди, срочно от чего-нибудь лечить.

Я не спорю с представителями лагерей, иногда скорбно поджимаю губы и киваю, но чаще соглашаюсь и улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь… Безмятежною улыбкой: «Да, он такой».

- Что значит, хотите на надомное обучение? – в поликлинике новый невролог и она пока не в курсе, – Вы что, хотите ребенку позволить бездельничать? Ну и что, что он не хочет? Он здоров!

- Что значит, здоров? – искренне недоумевает учительница, – я Вам позвоню, заберете с третьего урока. Он же бездельничает, детям мешает!

Безмятежной улыбкой награждаю сына: «Будь молодцом, после второго урока заберу». Бегом на работу! Надо написать заявление об уходе.

- Какой он у Вас трудяга! – с умилением рассматривая годовую контрольную по математике, восклицает наша новая учительница в школе-экстернате. – Вы что, действительно занимаетесь каждый день?

- Да, – безмятежно улыбаюсь в ответ, – занимаемся, он такой.

- Вам надо что-то делать, купите ему четки! – Директор Дома творчества, высокий и полный дядечка, растирает щиколотку. Сын только что пнул его на лестнице. – У него неадекватная реакция! Четки его успокоят.

- Да, – соглашаюсь. – Обязательно куплю.

- Мама, я сегодня спасся от нападения! – ликует сын. – Я бежал по лестнице в раздевалку, а меня схватил толстый дядька, я хотел позвать охранника, но он бы меня не услышал. И я сначала хотел дядьку укусить, но это не гигиенично, и я его ка-ак пнул, он зашипел и отпустил. И я спасся!

- Молодец, – безмятежно улыбаюсь я в ответ, – спасся. И да, не гигиенично, и да, можно было охранника позвать.

- Как день прошел? – с работы вернулся муж и отец. – Сын, чем занимался?

Гордый сын тащит кипу тетрадей, ну как же, столько сделал сам! Моя безмятежная улыбка подтверждает, что сам: «Да, он такой. Кхм-кхм, трудяга». Не буду мелочиться! Мы сегодня всего три раза поругались и уже помирились, так что да, всё сам.

Вышли прогуляться перед сном. Идем по аллейке, сын впереди, ведет щенка на поводке. Навстречу идут незнакомые люди, улыбаются ему, потом нам. Мы в ответ улыбаемся тоже: «Да, он у нас такой». Шлепок и рев. «Всем мальчиком» сын упал на ровном месте. Засмотрелся.

- Да в кого он такой? – мука в голосе отца и мужа, – я таким не был.

Пожимаю плечами и безмятежно улыбаюсь в ответ: «Ну да, вот такой».

- Может быть, Вам чего-нибудь попить? – Пожилая врач в травмотологии, которая видит меня уже дцатый раз за месяц, открывает ящик стола, сочувственно вытаскивает пустые бланки рецептов.

Ой, нет, – качаю головой и улыбаюсь. Безмятежной улыбкой. – Я свою шизофрению не лечу, она у меня не болит.




»
S
I
D
E
B
A
R
«
Globe-b
Copyright 2010 - 2016 "Импульс"

© 2010 Khruleva Elena/ Eyo